Подкатегории "":
Логово Енотов (305)
Ручеек сознания (0)
Рабочая тетрадь (15)
Об авторе (0)
Curicullum Vitae (1)
Лики и морды (0)
С веслом наперевес (5)
Музей (0)

Аничков Лицей

22 января 2002

Понимая, что не все из читающих эти новости проживают в моем славном городе Питере, позволю себе небольшой ликбез.

У нас в центре города испокон советских и последовавших за ними веков находится Дом Юного Творчества (раньше он именовался Дворцом пионеров имени Жданова). Это самые элитные кружки для школьников, причем элитарность заключается не в дороговизне или техническом оснащении ДЮТа (хотя последнее на весьма неплохом уровне), а в контингенте детей, посещающих эти кружки. Самих кружков бесчисленное количество, начиная от геоморфологии и молекулярной физики и заканчивая литературной студией и археологией. И лет 10 назад в рамках этой организации была организована старшая школа (9 - 11 классы), получившая название Аничков Лицей (сам ДЮТ располагается в Аничковом дворце, который движимые праведным гневом пролетарии отобрали у буржуев в революцию). Организация интересная во многих отношениях, требующая отдельного разговора; школа как школа, но ни на одну не похожа. В Лицее есть традиция, согласно которой раз в год проводится конференция старшеклассников. Какую форму это принимает? Выпускники пишут в течение года под присмотром своего научного руководителя работу, которую необходимо публично защитить - что-то наподобие диплома в институте. Учащиеся делятся на секции, проводятся заседания, после этого лучшие работы публикуются в сборнике. В общем, подход довольно серьезный.

Я имел удовольствие вчера сходить на защиту работ в секции "Лингвистика" - пригласила коллега. Действительно, имел удовольствие - по-другому мне не сказать.

Во-первых, мне очень понравилась неспешность, с которой все это проходило - за три часа было прослушано всего 7 работ старшеклассников. Каждая работа на самом деле подлежала обсуждению и анализу, было видно, что все это делается не для формальной галочки.

Во-вторых, дискуссия вокруг работ была поистине оживленной, никаких скидок на возраст никто не делал и иногда мне казалось, что в своих достаточно критических оценках аудитория и рецензенты могли быть немного лояльнее. Ни в коем разе. Все действительно шло абсолютно серьезно и ТОЛЬКО ТАК воспринималось всеми присутствующими. Я вспоминаю совершенно отвратительную защиту своего диплома на 5 курсе, где все было настолько шито белыми нитками, что из под них просто сочился неприкрытый формализм - ни слушающим, ни выступающим это было совершенно не надо. Если вся моя "защита" (без кавычек не написать) проходила 15 минут (это итог 5-летнего обучения!!!), а "дискуссия" выглядела как дешевый наукообразный фарс, то в Лицее я увидел на примере старшеклассников ту правильную защиту, которая должна быть в институте. Парадоксально, но факт!

В-третьих, у каждой работы был действительно серьезный оппонент. И не просто учитель из школы за углом (хотя здесь не в званиях и регалиях дело), а доценты и даже 1 профессор. Причем, что характерно, это не был разговор "большого дяди" и "дитяти неразумного", а беседа коллег! Не верите? И правильно, если бы мне кто-то рассказал, а сам я бы не видел, тоже бы не поверил.

И последнее, четвертое - сами дети. То, что нынешние школьники достаточно раскованны, малостеснительны и незакомплексованны - ни для кого, наверное, не секрет. Но "себя подавать" можно по-разному. Перед микрофоном стояли очень разные, подчас специфические ребята, но это были не просто дети, а взрослые люди, честно занимавшиеся научной работой. И осознание этого факта ими самими было заметно.

Подведем небольшой итог. С одной стороны, можно задаться вопросом: а зачем все это нужно, если, придя в вуз, они все равно будут заниматься тем же самым, зачем отбирать у них "последние мгновения детства"? Но можно посмотреть и с другой стороны, которая мне лично ближе. Подавляющее большинство сегодняшних студентов имеют весьма размытое (если хоть какое-то имеют...) представление о том, что такое научная работа. Ясно, что многие выпустившиеся из стен альма-матер не свяжут свою жизнь (особенно сегодня) с наукой. Но это отнюдь не означает, что, будучи студентами, они не должны хотя бы представлять себе, что есть такое научная деятельность как форма, владеть каким-то научным методом, уметь синтезировать и анализировать материал для выработки и отстаивания собственной концепции. Где этому учить? В самом институте? Это редко когда удается. Раньше? Наверное, да, и описанное - одна из достаточно интересных форм получения такого результата. Пусть содержание этих работ (хотя явно не всех) и окажется детским, но опыт научной работы, обретаемый в ходе такого исследования, поистине, на мой взгляд, бесценный.

К слову, по статистике 93% процента выпускников Лицея становятся студентами бесплатных отделений первых вузов Питера. Каждая ли школа может похвастать таким? Это ли не результат?

Шуточный конкурс о Высоцком

22 января 2002

По этому адресу проводится "Второй шуточный конкурс, посвященный Владимиру Высоцкому". Обещают какую-то книгу плюс что-то еще - не суть важно. Интереснее предлагающиеся задания. Даны намеренно перевранные цитаты из песен Высоцкого, которые надо восстановить. Стоит если не попробовать ответить, то хотя бы почитать эти "перлы". Пару самых убойных привожу здесь (естессно, с комментариями, промолчать не могу), источник угадывайте сами:

...Что всех науськивал колдун — хитрец из люка... - Из рассказа о водопроводчике-забияке;

...Из дома ящерицей ползаю в гостях... - Слоган заправского алкаша;

...Нашел колоду, господа!.. - А это сметливый парень, который с похмельного утра решил нарубить дров;

...Загнан в угол зельем злобным, кончен лось!.. То, что капля никотина убивает лошадь, а бобра разрывает на куски, знают все. Но что от "зеленого змия" дохнут сохатые, признаюсь, не знал;

...Наглотался слезы и слепца... - Ну прям каннибализм какой-то;

...И красивейший в мире Народный Портал... - Был ли Высоцкий интернетчиком-эстетом?

...И сойдут сто потов целой грудой мехов... - Кто это потеет чем-то ворсистым?

...Душу я закрою, сдвину на запястье... - Спрашивается, где у этого персонажа находится орган под названием "душа"?

...Взята вершина, дротики вонзились в небеса... - Песенка альпиниста-последнего из могикан;

...Путники и бедолаги,// Презирая жизни сны... - Это как у Кальдерона: "Жизнь есть сон";

...Мне тянут руки, тут же папиросы... - Угу, как руку докурим, примемся и за нормальное курево;

...Я затаился в стриженой траве... - Из переписки Джеймса Бонда.

Борьба с MP3-файлом

21 января 2002

Сегодня новостей идиотского характера из окружающего мира не поступало. Зато появились из внутреннего. Короче, я идиот. Хммм, как говорится, хорошее начало хорошей беседы... А дело в том, что вчера ночью завершилась многонедельная борьба с одним файлом на моем сайте, причем завершилась моей однозначной победой - я его поборол. Речь идет о 1-ой композиции из саундтрека к фильму "BraveHeart", которая долгая время была недоступна, о чем красноречиво свидетельствует ряд надписей в моей ГК. И никак я не мог понять - в чем же дело? Закачиваю сайт на сервер, вижу его в FTP-клиенте (наряду с остальными), пытаюсь проверить скачиваемость - не работает. Причем со всеми остальными все в порядке. Лезу в HTML-код: ссылка на файл ничем не отличается от ссылок на другие композиции. Ничего не понимаю: файл вижу, все скачиваются, а этого нет. В чем дело? У вас есть три попытки отгадать сию загадку. Вы с первой отгадали? Ну что же, тогда см. в начало письма на мою самохарактеристику. Да, дело именно так и было: расширение (extension) файла МР3 было написано как "МР3", а не "mp3". А на чем стоит сервер Narod.Ru? Правильно, на Unix, а он чувствителен к регистру букв (большие и маленькие). Я этого не знал? Знал. Тогда в чем проблема? См. выше. Переименовал я файлик - смотрю - все работает как по маслу. Так что удачного вам теперь обретения заглавной композиции саундтрека и простите великодушно вашего покорного слугу.

Постеры сталинских плакатов

19 января 2002

Нашел тут один забавный ресурс - домашнюю страницу некоего Джозефа Хиндина. Кто такой это Джозеф - не суть важно, интереснее то, что у него на сайте есть раздел Постеры сталинских плакатов.

Занимательный, я вам скажу, материал. Даже как-то не верится, что наши "предки" с ТАКИМ жили! То, что "Великий Сталин - знамя дружбы народов!" - это еще полбеды (был же у Маяковского человек-пароход, а
Ленин по последним "исследованиям" и подавно был девочкой и грибом одновременно), так неистовый Виссарионыч еще умудрился стать материальным воплощением абстрактной категории ("Любимый Сталин - счастье народное!"). Наверное, так в 50-е годы происходило признание в любви: "Ты - мой Сталин!", и девушка однозначно давала согласие на брак. Очень понравились следующие слоганы: "Будь зорким на посту!" (на картинке - грозный мужик с гаечным ключом на плече), "Больше прочных тканей и красивых изделий!", "Да здравствуют равноправные женщины СССР!" (реплика странна сама по себе), "Смело и безбоязненно критикуйте недостатки в работе!" (угу, и 15 лет без права переписки вам обеспечены), "Придем к изобилию!" (только вот изобилию чего - не уточнено), "Депутат - слуга народа" (особливо современный). Это не все плакаты, цитировать можно буквально каждый. Но три из них запомнились настолько, что я не могу не привести здесь их уменьшенные изображения.

Болтать - врагу помогать! Даем сверх плана! Лопата - друг солдата.

Тогдашний смысл первого плаката вполне понятен - борьба с вредительством, ведь так много врагов революции хочет задушить только нарождающуюся жизнь Страны Советов! Но в глаза откровенно бросается
одна деталь, о которой художник середины ХХ века знать не мог. Присмотритесь внимательно к запечатленному на полотне врагу. Он вам никого не напоминает? Нет? Хорошо, даю подсказку - кодовое
слово "Шварценеггер". Ну наконец-то! А теперь давайте перепишем слоган этого плаката на современный
лад. Что у вас получается? У меня - "Не дружи с Терминатором, он злой парень!".

Второй плакат явно бы привлек внимание Гринписа, хотя в 48 году художник В. Кокорекин явно не догадывался о существовании такой организации. Поэтому перед нами герои-браконьеры. В углу картинки надпись: "Товарищи лесорубы! Сдержим слово, данное товарищу Сталину!". Видимо, сдержали: редкие деревца, за которым уже давно не видно леса, - яркое тому подтверждение. О том, что за слово взял с них Сталин, каждый догадывается самостоятельно. Но обратите внимание на то, где написан сам лозунг: на невинном дереве выскоблен чем-то острым, да еще и краской белой намалевано. И зачем они пилят такое дерево, это же заведомо бракованная древесина? Саботажники, одним словом.

Последний из представленных постеров навевает мысли о нелегкой воинской службе. К тому, что там дедовщина, плохая кормежка и прочие безобразия, уже все привыкли, что солдату одиноко - тоже знаем. Но чтобы бравый воин Советской Армии имел такие нежные и доверительные отношения с лопатой - как это трогательно! Видимо, раз уж совсем не с кем, то можно, как поется в известной с детства телеколыбельной: "вмиг с лопатой подружиться и поймать перо жар-птицы, глазки закрывай, баю-бай". Как говорится, на безрыбье и щука раком.

И чтобы уж совсем добить читателя экзерцисами живописцев сталинской эпохи, помещаю перл из собственной коллекции. Я просто не смог удержаться от того, чтобы как-то случайно не купить этот шиндевр. Это не прикол, а факт истории: внизу мелкими буковками написано "В. Маяковский, А. Родченко. 1923 г.". Комментировать не буду, ибо тогда рискую напечатать еще столько же. Интерпретации и домыслы остаются на совести испорченных читателей.

Резинотрест

Читая тургеневских "Певцов"

19 января 2002

Проходил с детьми-восьмиклассниками тургеневскую "Асю". Естественно, что современным подросткам вся эта прошловековая (сорри, позапрошловековая) любовь весьма далека, поэтому текст, мягко говоря, не понравился. Пришлось попытаться их переубедить в том, что это ерунда и занудство. Заговорили о писательском стиле, о том, чем отличается проза Гоголя от Тургенева. Для примера я взял отрывок из "Певцов" и зачитал им. Не желая превращать свой сайт в тургеневскую библиотеку, я, тем не менее, приведу этот достаточно большой отрывок:

"Он глубоко вздохнул и запел… Первый звук его голоса был слаб и неровен и, казалось, не выходил из его груди, но принесся откуда-то издалека, словно залетел случайно в комнату. Странно подействовал этот трепещущий, звенящий звук на всех нас: мы взглянули друг на друга, а жена Николая Иваныча так ивыпрямилась. За этим первым звуком последовал другой, более твердый и протяжный, но все еще видимо дрожащий, как струна, когда, внезапно прозвенев под сильным пальцем, она колеблется последним, быстро замирающим колебаньем, за вторым — третий, и, понемногу разгорячаясь и расширяясь, полилась заунывная песня. «Не одна во поле дороженька пролегала», — пел он, и всем нам сладко становилось и жутко. Я, признаюсь, редко слыхивал подобный голос: он слегка разбит и звенел, как надтреснутый; он даже сначала отзывался чем-то болезненным: но в нем была и неподдельная глубокая страсть, и молодость, и сила, и сладость, и какая-то увлекательно-беспечная, грустная скорбь. Русская, правдивая, горячая душа звучала и дышала в нем и так и хватала вас за сердце, хватала прямо за его русские струны. Песнь росла, разливалась. Яковом, видимо, овладевало упоение: он уже не робел, он отдавался весь своему счастью; голос его не трепетал более — он дрожал, но той едва заметной внутренней дрожью страсти, которая стрелой вонзается в душу слушателя, и беспрестанно крепчал, твердел и расширялся. Помнится, я видел однажды, вечером, во время отлива, на плоском песчаном берегу моря, грозно и тяжко шумевшего вдали, большую белую чайку: она сидела неподвижно, подставив шелковистую грудь алому сиянью зари, и только изредка медленно расширяла свои длинные крылья навстречу знакомому морю, навстречу низкому, багровому солнцу: я вспомнил о ней, слушая Якова. Он пел, совершенно позабыв и своего соперника, и всех нас, но, видимо, поднимаемый, как бодрый пловец волнами, нашим молчаливым, страстным участьем. Он пел, и от каждого звука его голоса веяло чем-то родным и необозримо широким, словно знакомая степь раскрывалась перед вами, уходя в бесконечную даль. У меня, я чувствовал, закипали на сердце и поднимались к глазам слезы; глухие, сдержанные рыданья внезапно поразили меня... Я оглянулся — жена целовальника плакала, припав грудью к окну. Яков бросил на нее быстрый взгляд и залился еще звонче, еще слаще прежнего; Николай Иваныч потупился, Моргач отвернулся; Обалдуй, весь разнеженный, стоял, глупо разинув рот; серый мужичок тихонько всхлипывал о уголку, с горьким шепотом покачивая головой; и по железному лицу Дикого-Барина, из-под совершенно надвинувшихся бровей, медленно прокатилась тяжелая слеза; рядчик поднес сжатый кулак ко лбу и не шевелился... Не знаю, чем бы разрешилось всеобщее томленье, если б Яков вдруг не кончил на высоком, необыкновенно тонком звуке — словно голос у него оборвался. Никто не крикнул, даже не шевельнулся; все как будто ждали, не будет ли он еще петь; но он раскрыл глаза, словно удивленный нашим молчаньем, вопрошающим взором обвел всех кругом и увидал, что победа была его..."

Читал я этот отрывок минуты три: сначала народ еще переговаривался, потом как-то внезапно замолк и сохранял это молчание на протяжении всего чтения. Не сразу заговорили и после. Всеобщую реакцию высказала одна девочка: "Здорово!". Знаете, это "здорово", произнесенное сегодняшним 13-летним тинейджером, принадлежащим к New Generation, слушающему Тату, "Руки вверх" и прочую бредятину, стоит немало. В конце концов все эти детские увлечения пройдут сами собой, но то, что человек может получать удовольствие от хорошо написанной прозы, уметь ее "услышать", как-то вселяет надежду. Приятно, черт возьми...

1 2 3 ... 62 63 64 65 66